ПОСТАНОВЛЕНИЕ президиума Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания

Владикавказ

13 сентября 2018 года

Президиум Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания в составе:

Председательствующего Магометова Б.А.,

членов президиума Гусова С.А., Дауровой В.Г., Климова И.А., Мзокова С.С., Нигколовой И.И.,

с участием прокурора Ефименко П.И., при секретаре Будаевой О.А.,

рассмотрел по кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия-Алания гражданское дело по иску Г. к Министерству внутренних дел по Республике Северная Осетия-Алания, с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, Северо-Кавказского института повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации (филиал) федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации», о признании незаконным и отмене заключения служебной проверки, в части касающейся истца, признании незаконным и отмене приказа о расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел, восстановлении на службе в органах внутренних дел, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула,

президиум

установил:

Г. обратился в Ленинский районный суд г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания с исковым заявлением к Министерству внутренних дел по Республике Северная Осетия-Алания (далее - МВД по РСО-Алания), с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, Северо-Кавказского института повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации (филиал) федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» (далее - СКИ (ф) КрУ МВД России), о признании незаконным приказа МВД по РСО-Алания об увольнении из полиции от < > года № < >, восстановлении на службе в должности < >, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула из расчета < > рублей в месяц по день вынесения судебного решения.

Определением Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 10 октября 2017 года к производству суда приняты дополнения и уточнения к исковому заявлению Г. о признании незаконным и отмене заключения служебной проверки по информации, изложенной в уведомлении начальника СКИ (ф) КрУ МВД России от < > года, в части касающейся истца, утвержденного < > года, признании незаконным и отмене приказа Следственного управления МВД по РСО-Алания от < > года № < > о расторжении контракта и увольнении Г. со службы в органах внутренних дел, восстановлении на службе в органах внутренних дел в должности < >, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула по день вынесения судебного решения.

В обоснование исковых требований Г. указал, что с < > проходил службу в органах внутренних дел, с < > состоял в должности < >. В < > был направлен в служебную командировку в СКИ (ф) КрУ МВД России, где < > года ему была назначена пересдача зачета по дисциплине «физическая подготовка», которая должна была состояться < >. Учитывая, что истца сняли с котлового обеспечения, он, получив увольнение, вместе с сотрудниками С. и Т. выйдя в город, приняли решение поужинать в кафе. Во время ужина Г. выпил один бокал пива. Возвратившись в СКИ (ф) КрУ МВД России, истец поднялся на второй этаж и находился в холле вместе с другими слушателями, которые шутили, общались, смотрели телевизор, смеялись. Увидев происходящее, дежурный по институту сделал им замечание, в связи с чем, Г. направился в комнату для подготовки ко сну, между тем, дежурный не отпустил слушателей, начал выражаться в их адрес нецензурной бранью, вызвал начальника курса для направления Г. на медицинское освидетельствование. Истец возразил на грубость дежурного, попросив последнего не унижать достоинство слушателей, при этом, Г. с сотрудниками СКИ (ф) КрУ МВД России не пререкался, общественный порядок не нарушал, в конфликт не вступал. Спустя некоторое время, он вместе с начальником курса и другими слушателями выехали на медицинское освидетельствование, по результатам которого, у Г. было установлено состояние опьянения. Как указал истец, о запрете нахождения на территории СКИ (ф) КрУ МВД России в состоянии алкогольного опьянения и употребления спиртных напитков в период нахождения в увольнении он не знал, вел себя спокойно и выдержанно, не нарушал общественный порядок, его действия соответствовали требованиям, предъявляемым к сотруднику органов внутренних дел. В ходе проведенной служебной проверки, Г. пояснил, что его предупреждали о необходимости соблюдения служебной дисциплины во время прохождения обучения, до его сведения были доведены запреты на употребление спиртных напитков, токсических и сильнодействующих психотропных веществ, курения на территории института. Считает приказ об увольнении и выводы заключения служебной проверки незаконными и необоснованными.

В судебном заседании истец Г. и его представитель Г., действовавшая на основании доверенности, поддержали заявленные требования.

В судебном заседании Р., представлявшая интересы ответчика МВД по РСО-Алания на основании доверенности, просила в удовлетворении иска отказать.

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, СКИ (ф) КрУ МВД России, не явился, направив в адрес суда ходатайство о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Решением Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 25 октября 2017 года, исковые требования Г. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 15 мая 2018 года решение Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 25 октября 2017 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба МВД по РСО-Алания без удовлетворения.

19 июля 2018 года в Верховный Суд Республики Северная Осетия-Алания поступила кассационная жалоба МВД по РСО-Алания, в которой заявитель просит отменить решение Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 25 октября года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 15 мая 2018 года, принять по делу новое решение об отказе Г. в удовлетворении исковых требований. Согласно просительной части жалобы заявитель ходатайствовал о приостановлении исполнения судебных решений до окончания производства в суде кассационной инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Отношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения сотрудника органов внутренних дел, регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (пункт 1 статьи 2).

В силу пункта 12 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел обязан не допускать злоупотреблений служебными полномочиями, соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел, а также соблюдать требования к служебному поведению сотрудника.

Пунктом 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, предусматривающим требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, установлено, что при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти.

Согласно части 2 статьи 14 Федерального закона от 30 ноября 2011 года  № 342-ФЗ на сотрудника органов внутренних дел распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 278-ФЗ «О противодействии коррупции» и статьями 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ), за исключением ограничений, запретов и обязанностей, препятствующих осуществлению сотрудником оперативно-розыскной деятельности. Такие ограничения, запреты и обязанности, а также сотрудники органов внутренних дел, на которых они не распространяются, в каждом отдельном случае определяются в порядке, устанавливаемым федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Пункты 8 и 13 части 1 статьи 18 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ обязывают гражданского служащего не совершать проступки, порочащие его честь и достоинство, не допускать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету государственного органа.

Кодексом профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 24 декабря 2008 года № 1138, было предусмотрено, что поведение сотрудника всегда и при любых обстоятельствах должно быть безупречным, соответствовать высоким стандартам профессионализма и нравственно-этическим принципам стража правопорядка. Ничто не должно порочить деловую репутацию и авторитет сотрудника. Согласно пункту 2 статьи 3 настоящего Кодекса наряду с моральной ответственностью сотрудник, допустивший нарушение профессионально-этических принципов и норм и совершивший в связи с этим правонарушение или дисциплинарный проступок, несет дисциплинарную ответственность.

Согласно приказу Министра внутренних дел Российской Федерации от 31 декабря 2013 года № 883 приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 декабря 2008 года № 1138 утратил силу. При этом пунктом 2 приказа от 31 октября 2013 года № 883 предусмотрено, что до издания Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации следует руководствоваться Типовым кодексом этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих.

В соответствии с Типовым кодексом, одобренном решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года (протокол № 21), установлено, что государственные (муниципальные) служащие, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы государственных органов и органов местного самоуправления; исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению ими должностных обязанностей; соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты; соблюдать нормы служебной, профессиональной этики и правила делового поведения; воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в добросовестном исполнении государственным (муниципальным) служащим должностных обязанностей, а также избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету государственного органа либо органа местного самоуправления; принимать предусмотренные законодательством Российской Федерации меры по недопущению возникновения конфликта интересов и урегулированию возникших в случае конфликта интересов; не использовать служебное положение для оказания влияния на деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц, государственных (муниципальных) служащих и граждан при решении вопросов личного характера (подпункты «а», «д», «ж», «и», «м», «н» пункта 11 Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих).

В силу части 1 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ в случае нарушения сотрудником органов внутренних дел служебной дисциплины на него могут налагаться дисциплинарный взыскания, в том числе увольнение со службы в органах внутренних дел.

Контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел (пункт 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (Постановление от 6 июня 1995 года № 7-П, Определения от 21 декабря 2004 года № 460-П, от 16 апреля 2009 года № 566-0-0, от 25 ноября 2010 года № 1547-0-0 и от 21 ноября 2013 года № 1865-0).

Исходя из системного толкования положений Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, Федерального закона от 7 февраля 2011 года № З-ФЗ «О полиции» (далее - Федеральный закон от 7 февраля 2011 года № З-ФЗ) и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, следует, что при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции (пункт 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, часть 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № З-ФЗ), что обусловлено повышенными репутационными требованиями к сотрудникам органов внутренних дел как носителям публичной власти и возложенной на них обязанностью по применению в необходимых случаях мер государственного принуждения и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2014 года № 1486-0).

На основании изложенного, следует, что для сотрудников органов внутренних дел установлены повышенные требования к их поведению как в служебное, так и во внеслужебное время, вследствие чего на них возложены особые обязанности - заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не совершать проступков, вызывающих сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящих ущерб его репутации, авторитету органа внутренних дел и государственной власти. Несоблюдение сотрудником органов внутренних дел таких добровольно принятых на себя обязательств, предусмотренных законодательством, является проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел. В случае совершения сотрудником органов внутренних дел проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он подлежит безусловному увольнению, а контракт с ним - расторжению. Применение других мер ответственности в данном случае невозможно, поскольку закон не предоставляет руководителю органа внутренних дел права избрания для такого сотрудника иной более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов внутренних дел. Увольнение сотрудника органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, обусловлено особым правовым статусом указанных лиц.

Возможность увольнения сотрудника органов внутренних дел, находящегося на службе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения либо отказавшегося от медицинского освидетельствования на состояние опьянения, т.е. грубо нарушившего служебную дисциплину, предопределена необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально- нравственные качества и способными надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка.

Таким образом, для решения вопроса о законности увольнения сотрудника органов внутренних дел со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, то есть по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, юридически значимым обстоятельством является установление факта совершения сотрудником органов внутренних дел действий, подрывающих деловую репутацию и авторитет органов внутренних дел, нарушающих требования к поведению сотрудника при осуществлении служебной деятельности и во внеслужебное время, а также требований по соблюдению профессионально-этических принципов, нравственных правил поведения, закрепленных приведенными выше положениями нормативных актов.

Исходя из материалов дела, следует, что основанием для издания приказа Следственного управления МВД по РСО-Алания от < >№ < > о расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел < > Г. по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, указано заключение служебной проверки МВД по РСО-Алания от < >, утвержденное < >, согласно которому, истец допустил нарушения пункта 12 части 1 статьи 12, пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, выразившееся в нахождении < >года в состоянии опьянения в служебной командировке в СКИ (ф) КрУ МВД России.

Нахождение Г. в служебной командировке для прохождения профессионального обучения в СКИ (ф) КрУ МВД России подтверждается приказом МВД по РСО-Алания от < >№ < >.

Согласно акту медицинского освидетельствования < > года № < >, составленному в ГБУЗ «Наркологический диспансер» Министерства здравоохранения Кабардино-Балкарской Республики, Г. установлено состояние опьянения.

Исходя из содержания Приложения № 5 к Правилам внутреннего служебного распорядка переменного состава, утвержденного приказом СКИ (ф) КрУ МВД России от 29 января 2016 года № 40, слушателям, проживающим за пределами института, а также находящимся в увольнении запрещается употребление напитков, содержащих алкоголь (пункт 16.1).

Согласно индивидуальной карте инструктажа слушателя (ИКИС) от < > Г. лично под роспись проинструктирован о необходимости строгого соблюдения требований законодательства Российской Федерации и нормативных актов СКИ (ф) КрУ МВД России, включая не допущения фактов употребления спиртных напитков, курения на территории института, употребления и применения токсических и сильнодействующих психотропных веществ. Истцу разъяснено, что в случае нарушения установленных правил он будет привлечен к ответственности в соответствии с действующими нормативными актами.

Материалы дела не содержат относимые, допустимые и достоверные доказательства, опровергающие нахождение Г. в состоянии опьянения < >. Между тем, указанные нормы материального и процессуального права не были применены судом первой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела в их взаимосвязи, названные выше обстоятельства не определены в качестве юридически значимых.

При рассмотрении дела судом первой и апелляционной инстанции не дана правовая оценка нахождения Г. в состоянии опьянения < > года, как проступка порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

В силу положений статей 67, 71, 195-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В нарушение приведенных требований процессуального закона суды первой и апелляционной инстанции, перечислив доводы сторон и доказательства, не отразили в судебных постановлениях основания, по которым доказательствам о нахождении Г. < > года в состоянии опьянения, отдано предпочтение перед другими доказательствами, в том числе материалам служебной проверки, которыми установлен факт опьянения истца < > года в период нахождения в служебной командировке.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита прав и законных интересов подателя кассационной жалобы, что является основанием для отмены решения Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 25 октября года и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 15 мая года.

Согласно статье 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел; при этом в силу приведенной нормы гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Допущенные судом первой инстанции и судебной коллегией нарушения являются существенными и непреодолимыми.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции, рассмотрев кассационные жалобу, представление с делом, вправе отменить постановление суда первой, апелляционной или кассационной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий суд.

Поскольку допущенные судами первой и апелляционной инстанции нарушения не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, дело подлежит направлению в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, правильно применить нормы материального и процессуального права, принять законное и обоснованное решение.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, пунктом 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Верховного Суда Республики Северная Осетия- Алания

постановил:

решение Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 25 октября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 15 мая 2018 года отменить.

Гражданское дело по иску Г. к Министерству внутренних дел по Республике Северная Осетия-Алания, с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, Северо-Кавказского института повышения квалификации Сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации (филиал) федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации», о признании незаконным и отмене заключения служебной проверки, в части касающейся истца, признании незаконным и отмене приказа о расторжении контракта и увольнении со службы в Органах внутренних дел, восстановлении на службе в органах внутренних дел, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула направить на новое рассмотрение в Ленинский районный суд г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания в ином составе судей.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России