ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 24 сентября 2018 г. N 13-КГ18-11

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 сентября 2018 г. N 13-КГ18-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 сентября 2018 г. гражданское дело по иску Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Тамбовской области к Голощапову Максиму Владимировичу о взыскании фактически понесенных затрат на обучение

по кассационной жалобе Голощапова М.В. на решение Октябрьского районного суда г. Тамбова от 20 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 1 ноября 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Тамбовской области Горбачевой О.И., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, мнение относительно кассационной жалобы представителя Федерального казенного образовательного учреждения высшего образования "Воронежский институт Федеральной службы исполнения наказаний" Попова Н.Н.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Тамбовской области (далее - УФСИН России по Тамбовской области) обратилось в суд с иском к Голощапову М.В. о взыскании фактически понесенных затрат на обучение в размере 253 440 руб.

В обоснование заявленных требований УФСИН России по Тамбовской области указало, что в период с 17 августа 2009 г. по 10 августа 2013 г. Голощапов М.В. проходил обучение в федеральном казенном образовательном учреждении высшего образования "Воронежский институт Федеральной службы исполнения наказаний" (далее - ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России).

С Голощаповым М.В. 17 августа 2009 г. был заключен контракт о службе в уголовно-исполнительной системе в должности среднего начальствующего состава. Предметом контракта являлось направление Голощапова М.В. на обучение в ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России и дальнейшее прохождение службы в уголовно-исполнительной системе. По условиям контракта Голощапов М.В. принял на себя обязательство после окончания учебного заведения прибыть в распоряжение УФСИН России по Тамбовской области и в течение 5 лет проходить службу по полученной специальности.

По окончании обучения с Голощаповым М.В. 31 июля 2013 г. был заключен контракт о службе в уголовно-исполнительной системе в должности помощника оперативного дежурного дежурной части отдела безопасности федерального казенного учреждения "Исправительная колония N 3 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Тамбовской области" (далее - ФКУ ИК-3 УФСИН России по Тамбовской области), срок действия контракта - 5 лет, начиная с 11 августа 2013 г. (со дня, следующего за днем окончания обучения истца).

20 июля 2016 г. Голощапов М.В. подал рапорт об увольнении из уголовно-исполнительной системы по собственному желанию, в связи с чем приказом УФСИН России по Тамбовской области от 21 июля 2016 г. N 206-лс он уволен 22 июля 2016 г. со службы в уголовно-исполнительной системе по пункту "а" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, - по собственному желанию.

Поскольку Голощаповым М.В. было нарушено принятое на себя обязательство отслужить 5 лет в органах уголовно-исполнительной системы после окончания обучения, истец (с учетом уточнения предмета исковых требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), ссылаясь на статью 249 Трудового кодекса Российской Федерации, пункт 5.3 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 6 июня 2005 г. N 76, просил взыскать с Голощапова М.В. пропорционально фактически не отработанному времени расходы, связанные с его обучением в ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России, состоящие из выплаченного ответчику за период учебы денежного довольствия, продовольственного обеспечения и вещевого обеспечения.

Представитель ответчика Гура И.Н. исковые требования в суде не признала.

Решением Октябрьского районного суда г. Тамбова от 20 июля 2017 г. исковые требования УФСИН России по Тамбовской области удовлетворены частично.

С Голощапова М.В. в пользу УФСИН России по Тамбовской области взысканы понесенные затраты на обучение за период с 2009 г. по 2013 г. (затраты на денежное довольствие и продовольственное обеспечение) в размере 200 000 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований (в части взыскания затрат на вещевое обеспечение) УФСИН России по Тамбовской области было отказано.

С Голощапова М.В. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 4 530 руб. 18 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 1 ноября 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Голощаповым М.В. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований УФСИН России по Тамбовской области о взыскании с него в пользу УФСИН России по Тамбовской области понесенных затрат на обучение за период с 2009 г. по 2013 г. (денежное довольствие и продовольственное обеспечение) в размере 200 000 руб., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. от 5 июля 2018 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. от 23 августа 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела ответчик Голощапов М.В., направивший письменное заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, и представитель третьего лица Федеральной службы исполнения наказаний, не сообщивший о причинах неявки. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при разрешении исковых требований УФСИН России по Тамбовской области о взыскании с Голощапова М.В. в качестве понесенных затрат на его обучение денежного довольствия и расходов на продовольственное обеспечение были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 10 февраля 2009 г. Голощапов М.В. обратился к начальнику УФСИН России по Тамбовской области с заявлением о направлении его для поступления на обучение в ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России.

17 августа 2009 г. между Федеральной службой исполнения наказаний России в лице начальника УФСИН России по Тамбовской области и Голощаповым М.В. был заключен контракт о службе в уголовно-исполнительной системе в должности среднего начальствующего состава, срок действия контракта - время обучения в учебном заведении ФСИН России и 5 лет после его окончания.

Пунктом 6 указанного контракта предусмотрено дополнительное условие, определяющее, что после окончания учебного заведения ФСИН России Голощапов М.В. обязуется служить весь срок контракта в УФСИН России по Тамбовской области и его подразделениях, а также в случае необходимости выезжать в другие регионы для охраны общественного порядка и при чрезвычайных ситуациях, при отчислении из учебного заведения Голощапов М.В. подлежит увольнению из органов уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с пунктом 9 названного контракта правовым последствием досрочного расторжения контракта по инициативе начальника по пункту "д" (в случае нарушения условий контракта по вине сотрудника), пунктам "к" (по причине грубого нарушения служебной дисциплины) и "м" (в связи с осуждением сотрудника за преступление, в связи с прекращением в отношении его уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон (кроме уголовных дел частного обвинения), вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, за исключением случаев, если на момент расторжения контракта и увольнения со службы в органах внутренних дел преступность деяния, ранее им совершенного, устранена уголовным законом) части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации является возмещение сотрудником расходов уголовно-исполнительной системе на обеспечение его обмундированием и другим имуществом в сумме, исчисляемой пропорционально срокам носки и использования имущества.

Иные правовые последствия досрочного расторжения контракта, а также расторжения контракта по инициативе сотрудника, его условиями не предусмотрены.

Голощапов М.В. проходил обучение в ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России с 17 августа 2009 г. по 10 августа 2013 г.

В соответствии с приказом начальника УФСИН России по Тамбовской области от 31 июля 2013 г. N 195-лс лейтенант внутренней службы Голощапов М.В., выпускник ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России, назначен на должность помощника оперативного дежурного дежурной части отдела безопасности ФКУ ИК-3 УФСИН России по Тамбовской области по контракту сроком на 5 лет, с 11 августа 2013 г.

31 июля 2013 г. Федеральной службой исполнения наказаний России в лице начальника УФСИН России по Тамбовской области с лейтенантом внутренней службы Голощаповым М.В. заключен контракт о службе в уголовно-исполнительной системе, в соответствии с которым он с 11 августа 2013 г. назначен на должность помощника оперативного дежурного дежурной части отдела безопасности ФКУ ИК-3 УФСИН России по Тамбовской области, срок действия контракта - 5 лет, начиная с 11 августа 2013 г.

Пунктом 9 данного контракта предусмотрены правовые последствия его досрочного расторжения, аналогичные указанным в пункте 9 контракта, заключенного между Голощаповым М.В. и УФСИН России по Тамбовской области 17 августа 2009 г.

20 июля 2016 г. Голощапов М.В. подал рапорт об увольнении из уголовно-исполнительной системы по собственному желанию.

Приказом УФСИН России по Тамбовской области от 21 июля 2016 г. N 206-лс Голощапов М.В. уволен 22 июля 2016 г. со службы в уголовно-исполнительной системе по пункту "а" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, - по собственному желанию. Согласно приказу выслуга лет Голощапова М.В. по состоянию на 22 июля 2016 г. составила в календарном исчислении 6 лет 11 месяцев 5 дней, в льготном исчислении - 8 лет 4 месяца 26 дней.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования УФСИН России по Тамбовской области о возмещении расходов, затраченных на обучение Голощапова М.В., суд первой инстанции, ссылаясь на пункт 14 Порядка обеспечения денежным довольствием сотрудников уголовно-исполнительной системы, утвержденного приказом Федеральной службы исполнения наказаний от 27 мая 2013 г. N 269, и положения статьи 249 Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что Голощапов М.В. не выполнил условие контракта от 17 августа 2009 г. о службе в уголовно-исполнительной системе, в соответствии с которым он после окончания обучения должен был отслужить в уголовно-исполнительной системе не менее 5 лет, и уволился по собственному желанию без уважительных причин, в связи с чем пришел к выводу о том, что Голощапов М.В. обязан компенсировать УФСИН России по Тамбовской области расходы, связанные с его обучением, пропорционально фактически не отработанному времени после окончания обучения, а также применил к спорным отношениям положения статьи 250 ТК РФ, снизив размер взысканной с Голощапова М.В. денежной суммы.

Определяя состав подлежащих возмещению расходов на обучение, суд первой инстанции отнес к таким расходам полученное Голощаповым М.В. в период обучения в ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России денежное довольствие и расходы на продовольственное обеспечение. В части взыскания стоимости вещевого обеспечения суд оставил исковые требования УФСИН России по Тамбовской области без удовлетворения, поскольку процент износа форменного обмундирования, выданного Голощапову М.В., составил 100%.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав, что постановление Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2012 г. N 1465 "Об утверждении Правил возмещения сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации затрат на обучение в образовательной организации высшего образования или научной организации Министерства внутренних дел Российской Федерации в случае расторжения с ним контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации и увольнения со службы в органах внутренних дел Российской Федерации" не подлежит применению к спорным правоотношениям, поскольку было принято во исполнение требований Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", не регулирующего правовое положение сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в части удовлетворения исковых требований УФСИН России по Тамбовской области основаны на неправильном применении норм материального права к спорным отношениям, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Частью 3 статьи 24 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" (в редакции, действовавшей в период спорных отношений) было определено, что порядок и условия прохождения службы сотрудниками уголовно-исполнительной системы регламентируются названным Законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Согласно пункту 4 Указа Президента Российской Федерации от 8 октября 1997 г. N 1100 "О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации" порядок и условия прохождения службы, а также организация деятельности работников уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, перешедших либо вновь принятых на работу (службу) в уголовно-исполнительную систему Министерства юстиции Российской Федерации, регламентируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1 "Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации", Законом Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, соответствующими федеральными законами и правилами внутреннего распорядка учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания.

В силу абзаца первого статьи 21 Федерального закона от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" действие Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, распространено на сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе.

19 июля 2018 г. принят Федеральный закон N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", который вступил в силу с 1 августа 2018 г.

Поскольку правоотношения, связанные с обучением Голощапова М.В. в образовательном учреждении Федеральной службы исполнения наказаний России (далее - ФСИН России), со службой в уголовно-исполнительной системе и ее прекращением, возникли до дня вступления названного Закона в силу и в этом Законе отсутствует указание на придание им обратной силы, к спорным отношениям подлежат применению Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, действовавшее на момент заключения Голощаповым М.В. контракта о службе в уголовно-исполнительной системе от 17 августа 2009 г. и последующего контракта о службе в уголовно-исполнительной системе от 31 июля 2013 г., а также Инструкция о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системе, утвержденная приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 6 июня 2005 г. N 76 (далее также - Инструкция).

Статьей 7 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации было предусмотрено, что в целях укомплектования органов внутренних дел высококвалифицированными специалистами Министерство внутренних дел Российской Федерации осуществляет профессиональную подготовку сотрудников органов внутренних дел, которая включает в себя специальное первоначальное обучение, периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, подготовку специалистов в учебных заведениях, повышение квалификации и переподготовку. Организация и содержание профессиональной подготовки определяются Министерством внутренних дел Российской Федерации.

В соответствии со статьей 11 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации контракты о службе с гражданами, назначенными на должности среднего, старшего и высшего начальствующего состава, заключаются как на определенный, так и на неопределенный срок. При этом для граждан, впервые поступающих на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, должен предусматриваться срок службы не менее трех лет. Для лиц, поступивших в учебные заведения Министерства внутренних дел Российской Федерации, другие учебные заведения с оплатой обучения Министерством внутренних дел Российской Федерации, в контракте должен предусматриваться срок службы в органах внутренних дел не менее пяти лет после окончания учебного заведения.

Пунктом 3.1 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 6 июня 2005 г. N 76, определено, что профессиональная подготовка сотрудников осуществляется в образовательных учреждениях профессионального образования, подведомственных ФСИН России, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании реализуют профессиональные образовательные программы.

Разделом 5 названной Инструкции установлен порядок и условия заключения контракта о службе в уголовно-исполнительной системе, в том числе с лицами, проходящими обучение в образовательных учреждениях ФСИН России.

Согласно пункту 5.3 Инструкции с лицами, отобранными для поступления в образовательные учреждения профессионального образования ФСИН России, другие образовательные учреждения, имеющие государственную аккредитацию, с оплатой обучения учреждением или органом уголовно-исполнительной системы, контракт заключается учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы, направляющими граждан для поступления в образовательные учреждения. В условиях контракта при этом предусматривается срок службы в уголовно-исполнительной системе не менее пяти лет после окончания образовательного учреждения, который пересмотру не подлежит. Иные условия контракта по согласованию сторон могут быть пересмотрены после окончания образовательного учреждения, но они не могут ухудшать служебное или социальное положение сотрудника, предусмотренное ранее при заключении контракта. В исключительных случаях по инициативе курсанта (слушателя) и с согласия руководителя учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, заключившего контракт, он может быть перезаключен с другим учреждением или органом уголовно-исполнительной системы.

Нормативными правовыми актами, действовавшими в период спорных отношений, последствия невыполнения сотрудником уголовно-исполнительной системы, направленным для получения профессионального образования за счет бюджетных средств ФСИН России в образовательное учреждение ФСИН России, условия контракта о службе в органах уголовно-исполнительной системы не менее пяти лет после окончания образовательного учреждения не определены, в связи с чем к этим отношениям в силу части седьмой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации подлежат применению общие нормы трудового законодательства.

В силу статьи 249 Трудового кодекса Российской Федерации в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Из приведенных нормативных положений в их системной взаимосвязи следует, что гражданин, зачисленный на обучение в образовательную организацию высшего образования ФСИН России, считается проходящим службу в уголовно-исполнительной системе, отношения в период обучения между соответствующим руководителем уголовно-исполнительной системы и гражданином возникают в результате заключения контракта о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе и являются служебными, соответственно, на них распространяются положения законодательства, регулирующего вопросы прохождения службы в уголовно-исполнительной системе, в том числе и по обязательствам, принятым на себя гражданином (сотрудником) по этому контракту. При невыполнении сотрудником обязательства по контракту о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе в течение пяти лет после окончания образовательной организации высшего образования ввиду его увольнения без уважительных причин он должен возместить федеральному органу уголовно-исполнительной системы затраченные на его обучение средства федерального бюджета, исчисляемые пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени.

Вместе с тем нормативными правовыми актами, регулировавшими порядок прохождения службы в уголовно-исполнительной системе в спорный период, состав расходов, затраченных на обучение сотрудника в высшем образовательном учреждении уголовно-исполнительной системы ФСИН России, в случае невыполнения им условий контракта о службе в уголовно-исполнительной системе не определен. Конкретный перечень таких затрат нормами Трудового кодекса Российской Федерации также не установлен.

Делая вывод о том, что денежное довольствие, выплаченное сотруднику уголовно-исполнительной системы в период его обучения в высшем образовательном учреждении уголовно-исполнительной системы ФСИН России, является одной из составных частей затрат на его обучение, подлежащих возмещению по правилам статьи 249 Трудового кодекса Российской Федерации, судебные инстанции положения названных нормативных правовых актов о том, что гражданин, зачисленный на обучение в образовательную организацию высшего образования ФСИН России, считается проходящим службу в уголовно-исполнительной системе и на него распространяется законодательство, регулирующее вопросы прохождения службы в уголовно-исполнительной системе, не учли, соответственно не применили к спорным отношениям нормативные правовые акты, регламентирующие порядок и условия выплаты сотруднику уголовно-исполнительной системы денежного довольствия, а также порядок и условия возврата выплаченного сотруднику уголовно-исполнительной системы денежного довольствия.

Отношения, связанные с денежным довольствием сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в том числе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, урегулированы Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ).

Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ денежное довольствие сотрудников является основным средством их материального обеспечения и стимулирования выполнения ими служебных обязанностей.

Порядок обеспечения сотрудников денежным довольствием определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники (пункт 18 статьи 2 Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ).

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 декабря 2006 г. N 376, действовавшим на момент поступления Голощапова М.В. в 2009 году в образовательное учреждение ФСИН России и утратившим силу с 6 июля 2013 г., было утверждено Положение о денежном довольствии сотрудников уголовно-исполнительной системы (далее - Положение).

Подпунктом 2 пункта 1 названного Положения было определено, что денежное довольствие выплачивается сотрудникам уголовно-исполнительной системы, обучающимся в образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования ФСИН России.

Слушателям и курсантам образовательных учреждений ФСИН России, принятым на учебу из числа граждан, не являющихся сотрудниками уголовно-исполнительной системы, а также из числа лиц рядового и младшего начальствующего состава, имеющих специальный стаж службы в уголовно-исполнительной системе менее 6 месяцев, со дня начала занятий по очной форме обучения выплачиваются оклад по типовой должности "курсант", оклад по специальному званию "рядовой" или оклад по присвоенному специальному званию младшего начальствующего состава, процентная надбавка за выслугу лет (подпункт 2 пункта 23 Положения).

В соответствии с пунктом 9 Положения денежное довольствие, выплаченное в установленный этим Положением срок на основании правил и норм, действовавших к моменту выплаты, возврату не подлежит, если право на него утрачено после выплаты. Выплаченное денежное довольствие может быть взыскано с лица, получившего его, в случаях, установленных законодательством Российской Федерации.

Приказом Федеральной службы исполнения наказаний от 27 мая 2013 г. N 269 утвержден новый Порядок обеспечения денежным довольствием сотрудников уголовно-исполнительной системы (далее - Порядок).

Согласно подпункту 2 пункта 1 названного Порядка денежное довольствие выплачивается сотрудникам уголовно-исполнительной системы, обучающимся в образовательных учреждениях высшего профессионального образования ФСИН России по очной форме обучения.

Основанием для выплаты денежного довольствия является приказ соответствующего руководителя учреждения или органа уголовно-исполнительной системы о назначении на штатную должность, зачислении в распоряжение учреждений или органов уголовно-исполнительной системы, зачислении на учебу в образовательные учреждения (пункт 4 Порядка).

Курсантам и слушателям образовательных учреждений, обучающихся по очной форме, выплачиваются: принятым на учебу из числа сотрудников рядового и начальствующего состава - оклад по последней замещаемой должности сотрудника на день откомандирования; принятым на учебу из числа граждан, не являющихся сотрудниками, - оклад по типовой должности "курсант" (подпункт 1 пункта 79 Порядка); оклад по специальному званию "рядовой" или оклад по специальному званию младшего начальствующего состава (подпункт 2 пункта 79 Порядка); ежемесячные и иные дополнительные выплаты (подпункт 3 пункта 79 Порядка).

Пунктом 14 Порядка установлено, что выплаченное денежное довольствие удерживается (взыскивается) с лица, получившего его, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Такие случаи определены статьей 137 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежащей применению к спорным отношениям, поскольку денежное довольствие сотрудника уголовно-исполнительной системы, реализующего свое право на труд посредством прохождения службы, по своей правовой природе является его заработной платой.

В силу части 1 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться: для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счет заработной платы; для погашения неизрасходованного и своевременно невозвращенного аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях; для возврата сумм, излишне выплаченных работнику вследствие счетных ошибок, а также сумм, излишне выплаченных работнику, в случае признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины работника в невыполнении норм труда (часть 3 статьи 155 Трудового кодекса Российской Федерации) или простое (часть 3 статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации); при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77 или пунктами 1, 2 или 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации.

К указанным исключениям, когда удержание не производится, относятся случаи увольнения в связи с ликвидацией организации либо прекращением деятельности работодателем - физическим лицом (пункт 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сменой собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера); призывом работника на военную службу или направлением его на замещающую ее альтернативную гражданскую службу (пункт 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); восстановлением на работе работника, ранее выполнявшего эту работу, по решению государственной инспекции труда или суда (пункт 2 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); признанием работника полностью нетрудоспособным в соответствии с медицинским заключением (пункт 5 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); смертью работника либо работодателя - физического лица, а также признанием судом работника либо работодателя - физического лица умершим или безвестно отсутствующим (пункт 6 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); наступлением чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений, если данное обстоятельство признано решением Правительства Российской Федерации или органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (пункт 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации), а также в связи с увольнением по пункту 8 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части 3 и 4 статьи 73 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных абзацами вторым, третьим и четвертым части 2 названной статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

При этом в соответствии с частью 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев счетной ошибки, если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть 3 статьи 155 Трудового кодекса Российской Федерации) или простое (часть 2 статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации), если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Исходя из изложенного, с момента заключения контракта о службе в уголовно-исполнительной системе, в том числе и при прохождении обучения в образовательном учреждении ФСИН России, гражданин является сотрудником уголовно-исполнительной системы, выполняет обязанности, установленные нормативными правовыми актами, регулирующими порядок и условия прохождения службы в уголовно-исполнительной системе, и определенные контрактом о службе в уголовно-исполнительной системе. За осуществление указанной деятельности сотрудник получает денежное довольствие, являющееся для него источником средств существования, то есть заработной платой сотрудника, основания для возврата которой и удержания из которой нормативно регламентированы. В числе оснований для возврата денежного довольствия и удержаний из него такое основание, как невыполнение сотрудником уголовно-исполнительной системы условия контракта о службе в уголовно-исполнительной системе не менее пяти лет с момента окончания образовательного учреждения, отсутствует.

Судебные инстанции, удовлетворяя исковые требования УФСИН России по Тамбовской области о взыскании с Голощапова М.В. выплаченного ему в период обучения в образовательном учреждении ФСИН России денежного довольствия в связи с невыполнением им условия контракта о службе в уголовно-исполнительной системе в течение пяти лет с момента окончания образовательного учреждения, не применили к спорным отношениям положения указанных нормативных правовых актов, вследствие чего пришли к ошибочному выводу о том, что денежное довольствие было выплачено Голощапову М.В. в связи с его обучением в образовательном учреждении ФСИН России, а не в связи с исполнением им обязанностей сотрудника уголовно-исполнительной системы.

Судебными инстанциями также не принято во внимание, что в период обучения в образовательном учреждении ФСИН России Голощапов М.В., являясь сотрудником уголовно-исполнительной системы, выполнял соответствующие служебные обязанности, в том числе нес службу в суточных нарядах, период обучения Голощапова М.В. в образовательном учреждении ФСИН России включен ему ответчиком в выслугу лет (общую продолжительность службы).

В нарушение части 2 статьи 196, пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в решении суда и в апелляционном определении не приведена норма закона, которой установлено, что денежное довольствие сотрудника уголовно-исполнительной системы, проходящего обучение в образовательном учреждении ФСИН России, входит в состав затрат на его обучение.

Контракты о службе в уголовно-исполнительной системе, заключенные с Голощаповым М.В. 17 августа 2009 г. и 31 июля 2013 г., такого условия также не содержат.

Указывая на то, что денежное довольствие, а также продовольственное обеспечение, полученные сотрудником уголовно-исполнительной системы в период обучения в образовательном учреждении ФСИН России, входят в состав расходов на обучение, судебные инстанции не приняли во внимание, что специальными нормативными актами, действовавшими в период спорных отношений и регулировавшими порядок и условия прохождения службы в уголовно-исполнительной системе граждан, проходящих обучение в образовательных учреждениях ФСИН России, не урегулирован порядок возмещения затрат на обучение сотрудника уголовно-исполнительной системы в связи с досрочным расторжением контракта, в том числе по инициативе сотрудника уголовно-исполнительной системы.

Суждение суда апелляционной инстанции о том, что постановление Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2012 г. N 1465 "Об утверждении Правил возмещения сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации затрат на обучение в образовательной организации высшего образования или научной организации Министерства внутренних дел Российской Федерации в случае расторжения с ним контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации и увольнения со службы в органах внутренних дел Российской Федерации" не подлежит применению к спорным правоотношениям, нельзя признать правомерным. Это суждение сделано судом апелляционной инстанции без учета положений статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Суд разрешает дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами.

В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права) (часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Сходные отношения, связанные с возмещением сотрудником затрат на обучение в образовательном учреждении, урегулированы в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Подпунктом "а" пункта 3 части 3 статьи 23 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательстве акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ) установлено, что в контракте, заключаемом с гражданином или сотрудником органов внутренних дел, поступающим в образовательную или научную организацию федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме, предусматривается обязательство гражданина заключить контракт о последующей службе в органах внутренних дел или обязательство сотрудника проходить службу в органе внутренних дел, направившем его на обучение, на период не менее пяти лет - по окончании образовательной организации высшего образования или научной организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел по инициативе сотрудника (пункт 2 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Согласно части 14 статьи 76 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в случае расторжения контракта и увольнения сотрудника органов внутренних дел по основаниям, перечисленным в данной норме, в том числе по основанию, приведенному в пункте 2 части 2 статьи 82 этого Федерального закона, в период обучения в образовательной организации высшего образования или научной организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или в течение срока, предусмотренного пунктом 3 части 3 статьи 23 данного Федерального закона, указанный сотрудник возмещает федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел затраты на обучение в порядке и размерах, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2012 г. N 1465 утверждены Правила возмещения сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации затрат на обучение в образовательном учреждении высшего профессионального образования или научно-исследовательском учреждении Министерства внутренних дел Российской Федерации в случае расторжения с ним контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации и увольнения со службы в органах внутренних дел Российской Федерации (название документа приводится в редакции, действовавшей до 20 марта 2015 г.) (далее - Правила от 28 декабря 2012 г. N 1465).

Затраты на обучение определяются исходя из средств федерального бюджета, затраченных образовательным учреждением высшего профессионального образования, образовательным или научным учреждением на обучение сотрудника (пункт 2 Правил от 28 декабря 2012 г. N 1465 (здесь и далее нормы Правил от 28 декабря 2012 г. N 1465 в редакции, действовавшей в период обучения Голощапова М.В. в ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России).

В соответствии с пунктом 7 Правил от 28 декабря 2012 г. N 1465 в затраты на обучение сотрудника входят расходы образовательного учреждения высшего профессионального образования, образовательного или научного учреждения: на оплату труда профессорско-преподавательского состава, на амортизацию учебного оборудования в период обучения, на стоимость материальных запасов, использованных в образовательном процессе при обучении сотрудников, на коммунальные услуги, на услуги связи для целей образовательного процесса.

Размер средств федерального бюджета, подлежащих возмещению сотрудниками, окончившими образовательное учреждение высшего профессионального образования, с которыми расторгнут контракт и которые уволены в течение 5 лет по окончании срока обучения, определяется по формуле, приведенной в подпункте "б" пункта 12 Правил от 28 декабря 2012 г. N 1465, с учетом: количества полных лет службы в органах внутренних дел, прошедших со дня окончания сотрудником образовательного учреждения высшего профессионального образования; количества полных месяцев службы сотрудника в органах внутренних дел в году увольнения; количества дней службы сотрудника в органах внутренних дел в году увольнения; размера средств федерального бюджета, затрачиваемых на весь период обучения сотрудника в образовательном учреждении высшего профессионального образования, который подлежит включению в контракт.

Из приведенных нормативных положений, регулирующих отношения по возмещению сотрудником органов внутренних дел затрат на обучение в образовательном учреждении высшего профессионального образования в случае расторжения с ним контракта о службе в органах внутренних дел и увольнения со службы в органах внутренних дел, сходные со спорными отношениями, следует, что расходы, связанные с выплатой сотруднику органов внутренних дел в период прохождения им обучения в образовательном учреждении системы МВД России, денежного довольствия и продовольственным обеспечением, в составе затрат на обучение, подлежащих возмещению сотрудником органов внутренних дел в случае расторжения с ним контракта по основаниям, указанным в части 14 статьи 76 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в числе которых такое основание для расторжения контракта, как расторжение контракта по инициативе сотрудника органов внутренних дел, не указаны, что также не было учтено судебными инстанциями при разрешении требований УФСИН России по Тамбовской области о взыскании с Голощапова М.В. расходов, связанных с его обучением в образовательном учреждении ФСИН России.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены указанных судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований и направления дела в отмененной части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Тамбова от 20 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 1 ноября 2017 г. в части удовлетворения исковых требований УФСИН России по Тамбовской области отменить.

Дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Октябрьский районный суд г. Тамбова.

 

 

 

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России