Решение Ленинского районного суда г.Владикавказа от 28 марта 2018 года. Требование: о признании договора найма служебного жилого помещения недействительным, выселении без предоставления другого жилого помещения.

Решение: Исковые требования МВД по РСО-Алания о признании договора найма служебного жилого помещения  недействительным, выселении без предоставления другого жилого помещения, с участием третьего лица - МВД Российской Федерации с самостоятельными требованиями относительно предмета спора о признании протокола заседания ЖБК МВД по РСО-Алания и договора найма жилого помещения недействительными, выселении без предоставления другого жилого помещения со снятием с регистрационного учета удовлетворены.

 

 

 

                                                         Р ЕШЕ Н И Е

                                  Именем Российской Федерации

 

28 марта 2018 года                                                                       г.Владикавказ

 

Ленинский районный суд г.Владикавказа РСО-Алания в составе председательствующего судьи Дзуцевой Ф.Б., при секретаре судебного заседания Зозировой А.Т., с участием помощника прокурора Иристонского района г.Владикавказа РСО-Алания Малиева Т.Х., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску МВД по РСО-Алания к В., Е., С., К. о признании договора найма служебного жилого помещения недействительным, выселении без предоставления другого жилого помещения, с участием третьего лица - МВД Российской Федерации с самостоятельными требованиями относительно предмета спора о признании протокола заседания ЖБК МВД по РСО-Алания и договора найма жилого помещения недействительными, выселении без предоставления другого жилого помещения со снятием с регистрационного учета,

 

                                           у с т а н о в и л :

 

МВД по РСО-Алания обратилось в суд с иском к В. о выселении из жилого помещения, расположенного по адресу: <данные изъяты> со всеми проживающими с ним лицами. В ходе судебного разбирательства истец уточнил свои требования с учетом фактически проживающих в спорном жилом помещении и просил признать незаконным договор найма служебного жилого помещения, выселить указанных ответчиков без предоставления другого жилого помещения.

В ходе рассмотрения дела с учетом характера спорного правоотношения судом в качестве третьего лица было привлечено МВД Российской Федерации, которое в дальнейшем обратилось с указанными самостоятельными требованиями относительно предмета спора о признании протокола заседания ЖБК МВД по РСО-Алания, договора найма жилого помещения недействительными, выселении ответчиков без предоставления жилого помещения со снятием с регистрационного учета.

В судебном заседании представитель МВД по РСО-Алания Д., действующая на основании доверенности, заявленные требования поддержала и пояснила, что ответчик В. проходил службу в органах внутренних дел с 19.. года. В связи с переводом по службе из УВД Краснодарского края в г.Владикавказ РСО-Алания В. на заседании ЖБК МВД РСО-Алания 1 октября 2006 года (протокол заседания ЖБК МВД РСО-Алания № …) было решено предоставить в качестве служебного жилого помещения трехкомнатную квартиру в несданном в эксплуатацию жилом доме, расположенном по адресу: <данные изъяты>, строительство которого осуществлялось на денежные средства МВД России, квартиры в котором предназначались для распределения между сотрудниками органов внутренних дел, вставших на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 марта 2005 года.

         Между МВД по РСО-Алания и В. был заключен договор найма служебного жилого помещения <данные изъяты> с составом семьи 4 человека. Как следует из п. 1 указанного договора найма, жилое помещение было предоставлено В. для временного проживания в связи с прохождением службы. Согласно подпункта 4 пункта 16 договора его действие прекращается в связи с окончанием срока службы. Приказом МВД по РСО-Алания <данные изъяты>  В. уволен из органов внутренних дел по п.4 части 2 статьи 82 (по выслуге лет, дающей право на получение пенсии) Федерального закона №342-Ф3 от 30.11.2011 года «О службе в органах внутренних дел РФ...» с марта 2017 года. В марте 2017 года. В. направлено уведомление об освобождении указанного жилого помещения, однако до настоящего времени ответчик квартиру не освобождает.  ..июня 2017 года комиссией МВД по РСО-Алания было проверено фактическое проживание семьи В. по указанному адресу, о чем был составлен соответствующий акт. При составлении акта В. указал, что в связи с невыполнением МВД по РСО-Алания требований п.28 Постановления Правительства РФ №897 от 2002 года он отказывается выселяться со служебного жилья.

Представитель истца также пояснила, что заселение ответчиков в спорную квартиру, относящуюся к социальному фонду стало возможным ввиду отсутствия у МВД по РСО-Алания на территории г. Владикавказа служебного жилого помещения, отнесенного в соответствии с действующим законодательством к специализированному служебному фонду. Кроме того, согласно ст. 421 ГК РФ, регламентирующей свободу заключения договора, В. был осведомлен о правовых основаниях предоставления ему жилого помещения на время прохождения службы. Согласно протоколу ЦЖБК МВД по РСО-Алания от <данные изъяты> В. предлагалось расторгнуть указанный договор и переехать в другое, служебное жилое помещение, расположенное по адресу: <данные изъяты>, которое оснащено новой мебелью и отвечало всем предъявленным требованиям, однако ответчик переехать отказался и обратился в ЦЖБК МВД по РСО-Алания с заявлением о передаче ему спорной квартиры в собственность по договору приватизации. В удовлетворении просьбы ему отказано в соответствии с протоколом ЖБК от <данные изъяты>. Поскольку в настоящее время В. уволен из органов внутренних дел, оснований для предоставления ему другого служебного жилья не имеется, просила выселить В., его супругу- Е., сына-С., супругу сына- К. из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, поскольку ответчики утратили право пользования жилым помещением.

В качестве представителя третьего лица с самостоятельными требованиями относительно предмета спора -МВД Российской Федерации, Д., действующая на основании доверенности, в судебном заседании поддержала самостоятельные требования МВД России и исковые требования МВД по РСО-Алания о выселении ответчиков из занимаемого жилого помещения, поскольку квартира не отнесена в установленном законом порядке к специализированному жилому фонду. В отношении В. решение о предоставлении ему жилого помещения по договору социального найма не принималось, на учете в качестве нуждающегося он не состоял и не состоит.

Спорное помещение не может использоваться в качестве служебного жилья, в то же время, в заключении договора о его приватизации В. также отказано решением ЦЖБК МВД по РСО-Алания, также отказано в иске о признании права собственности на спорную квартиру за В. в соответствии с вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г.Владикавказа РСО-Алания от <данные изъяты>. В настоящее время не имеется правовых оснований для предоставления истцу другого служебного помещения, поскольку он уже уволен из органов внутренних дел. МВД России считает, что в результате заключения договора найма служебного жилого помещения  от <данные изъяты> нарушаются права третьих лиц, а именно сотрудников, состоящих на учете до 1 марта 2005 года в качестве нуждающихся в жилом помещении с целью получения жилых помещений по договорам социального найма, ввиду чего его следует признать ничтожным в силу ч.2 ст. 168 ГК РФ как сделку, нарушающую требования закона или иного правового акта и при этом посягающую на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Согласно статье 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Согласно акту приема - передачи спорная квартира была передана В. в 2011 году, о чем свидетельствуют подписи председателя ЖБК МВД по РСО-Алания А. и сотрудника органов внутренних дел - В. Соответственно, исполнение сделки началось с 2011 года, и срок давности для МВД России, не являющегося стороной сделки, не пропущен, так как о ее заключении МВД России узнало после получения искового материала из суда.

Спорная квартира является собственностью Российской Федерации, находится в оперативном управлении МВД по Республике Северная Осетия-Алания, средства на строительство дома, в котором находится спорная квартира, были выделены МВД России для строительства социального жилья по целевому назначению. Просила признать протокол заседания ЖБК МВД по РСО-Алания от <данные изъяты>, утвержденный министром внутренних дел РСО-Алания <данные изъяты> в части предоставления В. 3-х комнатной квартиры  в доме по ул. <данные изъяты>, признать договор найма служебного жилого помещения от <данные изъяты>, заключенный между В. и заместителем министра - начальником Тыла МВД по Республике Северная Осетия-Алания Т. недействительным со дня его заключения, выселить В. со всеми членами его семьи из спорной квартиры со снятием с регистрационного учета.

Ответчик В. в судебном заседании исковые требования не признал, просил в их удовлетворении отказать, указав, что спорная квартира предоставлена ему в качестве служебной на законном основании в соответствии с решением  жилищно-бытовой комиссии, которое до настоящего времени не отменено. В установленном порядке с ним был заключен договор найма. До 2015 года ему не было известно о том, что квартира не отнесена к служебному жилью, между тем на основании этого договора между сторонами сложились правовые отношения, вытекающие из договора найма служебного помещения. Полагает, что истек трехлетний срок исковой давности для обжалования договора найма служебного жилья  от <данные изъяты>.

Просил также учесть вступившее в законную силу решение Ленинского районного суда г.Владикавказа, которым МВД отказано в иске о его выселении по тем же основаниям, которые истец приводит в настоящем исковом заявлении. Просит в удовлетворении исковых требований отказать в связи с пропуском срока исковой давности, а также в связи с тем, что в соответствии с п.28 постановления правительства РФ №897 от 17.12.2002 года он не подлежит выселению из служебного жилья, поскольку прослужил в органах внутренних дел более 10 лет, ранее жилье по линии МВД не получал, в приватизации жилого помещения не участвовал, жилья на праве собственности не имеет. В последующем в суд не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие с участием своего представителя по доверенности С.

Ответчик С, одновременно представляющий интересы ответчиков В., Е. на основании доверенности, в судебном заседании заявленные к истцам требования не признал и дополнительно пояснил, что нарушение порядка отнесения жилого помещения, в котором они проживают, к специализированному жилищному фонду не может являться основанием для их выселения.

Ответчики В., Е. в суд не явились, были извещены надлежащим образом, об уважительности причин неявки суду не сообщили, в соответствии с требованиями ст. 165 ГПК РФ суд счел возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетеля, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования МВД по РСО-Алания и самостоятельные требования третьего лица - МВД Российской Федерации подлежат удовлетворению в полном объеме, суд приходит к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что В. С 1989 года проходил службу в органах внутренних дел РФ, а с 2006 года -в министерстве внутренних дел РСО-Алания в должности <данные изъяты>.

10 июля 2006 года В. обратился с рапортом на имя министра внутренних дел по РСО-Алания о предоставлении ему на состав семьи из четырех человек служебного жилья в связи с переездом на постоянное место жительства в г. Владикавказ.

Решением Жилищно-бытовой комиссии МВД РСО-Алания, оформленным протоколом <данные изъяты>, утвержденным министром внутренних дел РСО-Алания 15.09.2007 года, В. предоставлена в качестве служебного жилья трехкомнатная квартира в жилом доме по адресу: <данные изъяты>. Данное решение было утверждено министром внутренних дел РСО-Алания 15 сентября 2007 года.

Ранее, 18 января 2006 года между МВД РСО-Алания и В. был заключен договор найма служебного жилого помещения, в соответствии с которым МВД РСО-Алания передало В. и членам его семьи для временного проживания спорное жилое помещение по указанному адресу. В жилое помещение предоставленое на время прохождения службы В. вселялись члены его семьи: жена – Е., сын С., дочь - Н. В последующем Н. выехала из квартиры снявшись с регистрационного учета, а В. после вступления в брак вселил в указанную квартиру свою супругу- Е.

Таким образом, из содержания представленных в суд документов усматривается, что оспариваемый договор найма служебного жилого помещения был заключен между сторонами на полгода раньше, чем В. был назначен на должность <данные изъяты>, при этом решение ЦЖБК МВД по РСО-Алания о предоставлении ответчику служебного жилья было принято спустя 10 месяцев после ее предоставления, а утверждено министром спустя 1 год и 9 месяцев со дня заключения договора найма, а акт приема-передачи квартиры подписан лишь в 2011 году ( без указания точной даты).В то же время в соответствии с ч.1 ст. 100 ЖК РФ решение о предоставлении жилого помещения должно предшествовать заключению договора найма специализированного жилого помещения.

В соответствии с актом о проживании в жилом помещении от 22.06.2017 года в спорной квартире проживают лишь ответчики В. с супругой Е. В акте указано, что «имеются следы фактического проживания В. и Е. Согласно адресным справкам отдела адресно-справочной работы УФМС России В. зарегистрирован в указанной квартире 26.07.2007 года, Е., с 27.06.2012 года, у ответчиков С. и Е. регистрация отсутствует. Согласно свидетельства о заключении брака Е. является супругой В.

В соответствии с распоряжением МВД России №1/2619 от 07.04.2015 года утвержден перечень жилых помещений жилищного фонда Российской Федерации, закрепленных на праве оперативного управления, включенных в специализированный жилой фонд МВД по РСО-Аланияя с отнесением их к служебным жилым помещениям. В указанном перечне спорная квартира не значится, а квартира, в которую предлагалось переселиться ответчику, в перечне указана. Статус жилого помещения не менялся, о чем свидетельствует выписка из Росреестра от 24.01.2018 года. Из письма начальника Тыла МВД по РСО-Алания <данные изъяты> следует, что квартира <данные изъяты>, находящаяся в оперативном управлении МВД по РСО-Алания, относится к жилищному фонду социального использования и предназначено для предоставления гражданам по договору социального найма.

Выпиской из протокола ЦЖБК МВД по РСО-Алания <данные изъяты>  подтверждается, что принято решение о направлении В. уведомления о расторжении договоров найма жилого помещения и освобождении жилого помещения, предложено в течение 2-х месяцев с момента получения уведомления обратиться в ЦБЖК МВД по РСО-Алания в порядке установленном Приказом МВД РФ от 6 мая 2012 года № 490 « Об организации работы по предоставлению жилых помещений специализированного жилищного фонда органов внутренних дел РФ» с рапортом о предоставлении ему служебного жилья в многоквартирном доме, оснащенном новой мебелью и отвечающем всем предъявляемым требования по адресу: <данные изъяты>. Уведомление было направлено истцу 5 июня 2015 года.  Ответчик выселяться отказался и 03.06.2015 года обратился к министру внутренних дел с заявлением о заключении с ним договора передачи в собственность квартиры в соответствии законом о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации. Из протокола ЦЖБК МВД по РСО-Алания <данные изъяты> следует, что В. отказано в передаче в собственность в порядке приватизации спорной квартиры. Указанные обстоятельства также подтвердил допрошенный в судебном заседании свидетель Р., член центральной жилищно-бытовой комиссии МВД по РСО-Алания.

   После чего В. обратился с данным требованием в суд, однако, в соответствии с вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания от <данные изъяты> отказано в удовлетворении иска В. к МВД по РСО-Алания, Территориальному Управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в РСО-Алания о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации, прекращении права оперативного управления на квартиру.

           В дальнейшем МВД по РСО-Алания обратилось в суд с иском о признании договора найма служебного жилого помещения недействительным и выселении с предоставлением другого жилого помещения.

           Вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г.Владикавказа РСО-Алания от <данные изъяты> МВД по РСО-Алания в иске отказано. При этом, как следует из содержания решения, суд основывал свои выводы на том, что В. является действующим сотрудником и имеет право на служебное жилье.

  Приказом МВД по РСО-Алания <данные изъяты> В. уволен из органов внутренних дел по п.4 части 2 статьи 82 (по выслуге лет, дающего право на получение пенсии) Федерального закона №342-Ф3 от 30.11.2011 года «О службе в органах внутренних дел РФ...» с 21 марта 2017 года. 23.03.2017 года МВД по РСО-Алания направило В. уведомление об освобождении указанного жилого помещения и снятии с регистрационного учета в связи с увольнением из органов внутренних дел и окончанием срока договора найма в соответствии с подпунктом 4 пункта 16 договора. Однако ответчик вновь отказался выселяться из спорной квартиры.

          Как установлено судом в настоящее время в ней проживают сын и невестка В.- С. и К. Как следует из материалов дела, С. проходит службу в органах внутренних дел РСО-Алания с апреля 2016 года. 26.06.2015 года он поставлен на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения жилья ГУ МВД по Краснодарскому краю с составом семьи - 1 человек, после его перевода на должность <данные изъяты>  решением ЦЖБК МВД по РСО-Алания от <данные изъяты> он принят на тот же учет по новому месту службы. На заседании ЦЖБК от <данные изъяты> С. отказано в предоставлении служебного жилого помещения (протокол № <данные изъяты>). В этой связи суд полагает, что права С. производны от прав В., поскольку он вселялся в спорную квартиру в качестве члена семьи своего отца. Самостоятельного права на спорное жилое помещение он не имеет. Как установлено в ходе судебного разбирательства спорная квартира, предназначавшаяся для распределения между очередниками, была предоставлена ответчику семьей в качестве служебного жилья с нарушениями действующего законодательства, что подтверждается следующим.

 Как следует из материалов дела квартира, расположенная по адресу: <данные изъяты>, является собственностью Российской Федерации (запись в ЕГРП <данные изъяты>, и в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 30 апреля 2013 года находится в оперативном управлении МВД по РСО-Алания (запись в ЕГРП <данные изъяты>). Строительство жилого дома по ул. <данные изъяты>  согласно акта №.. приемки законченного строительством объекта завершено 29.05.2009 года., в котором расположена спорная квартира дом в эксплуатацию введен лишь 24.12.2009 года на основании разрешения <данные изъяты>. Таким образом, на момент предоставления ответчику жилого помещения в качестве служебного жилья на заседании ЖБК и заключения оспариваемого договора найма, строительство жилого дома не было завершено, дом не был сдан в эксплуатацию, на дом не оформлено право собственности и право оперативного управления. Об этом также свидетельствует текст договора найма, в котором не заполнены графы о праве собственности на квартиру и о размере ее площади. Представление ответчику жилого помещения, предназначавшегося для обеспечения жильем очередников МВД по РСО-Алания, вставших на жилищный учет до 1 марта 2005 года, нарушает права указанного круга лиц, В соответствии с разъяснениями Пленума ВС РФ от 02.07.2009 №14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения и заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным статьей 168 ГK РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 ГK РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

 Пресекательный 10-летний срок, указанный в ч. 1 ст. 181 ГK РФ начинает течь лишь с 1.09.2013 года, к сделкам, заключенным до указанной даты этот срок не применяется (ФЗ от 28.12.2016 №499-ФЗ). Решение о предоставлении специализированного жилого помещения и, соответственно, договор найма специализированного жилого помещения могут быть признаны недействительными, если будет установлено, что нарушены требования, предъявляемые к форме и порядку принятия указанного решения.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" ( п.75) применительно к статьям 166 и 168 ТК РФ под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы.

В связи с изложенным требование МВД России о признании ничтожным договора найма служебного жилого помещения <данные изъяты> подлежит удовлетворению, как сделки, не соответствующей закону, посягающей на публичные интересы. Вопреки утверждению ответчиков срок исковой давности для его обжалования не истек, поскольку МВД Российской Федерации, как третье лицо, заявившее самостоятельное требование о его нарушении узнало (могло узнать) о его заключении лишь после получения искового заявления, направленного судом в его адрес 12 февраля 2018 года. В связи с этим недействительным (незаконным) подлежит признанию и протокольное решение ЦЖБК МВД по РСО-Алания <данные изъяты>, утвержденное министром внутренних дел 15.09.2007 года о предоставлении В. в качестве служебного жилья квартиры <данные изъяты>.

Признавая договор найма недействительным, суд, в то же время, исходит из того, что в результате его заключения между сторонами возникли правоотношения, связанные с наймом служебного жилья, который носит временный характер, поскольку В. в соответствии с ст.8 Закона от 19.07.2011 №247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не получал ежемесячную денежную компенсацию за наем (поднаем) жилого помещения в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

Доводы ответчиков о том, что имеется вступившее в законную силу решение о том же предмете и по тем же основаниям не соответствует материалам дела и установленным судом обстоятельствам.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением, но ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Как следует из указанных выше судебных решений, ранее в спорах участвовали лишь МВД по РСО-Алания и В., в настоящем деле участниками являются иные лица, в качестве соответчиков участвуют С., Е., К., а также в качестве третьего лица с самостоятельными требования относительно предмета спора выступает МВД Российской Федерации, следовательно, эти решения не имеют преюдициального значения при рассмотрении настоящего дела, в котором участвуют иные лица. Кроме того, несмотря на один предмет иска, изменились его основания. В частности, если ранее МВД РСО-Алания просило выселить ответчика В. с предоставлением другого жилого помещения, то по настоящему исковому заявлению истец основывает свои требования на том обстоятельстве, что прекращены трудовые отношения с ответчиком В. и просит выселить без предоставления другого жилого помещения.

Доводы ответчиков о том, что они не подлежат выселению из спорного жилого помещения без предоставления им иного жилого помещения в связи с тем, что В. ранее жильем по линии МВД РФ не обеспечивался, в приватизации жилья не участвовал, прослужил в органах внутренних дел более 10 лет, не основаны на законе.

Согласно пункту 27 Типового положения о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам Федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 года №897 сотрудник, проживающий в служебном жилом помещении и прекративший службу, подлежит выселению из служебного жилого помещения со всеми проживающими с ним лицами без предоставления другого жилого помещения в сроки, установленные в договоре найма. Пунктом 28 Типового положения установлено, что без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в пункте 27 настоящего типового положения, не могут быть выселены, в том числе, сотрудники, имеющие выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет. Однако, данное постановление Правительства РФ как подзаконный акт следует рассматривать во взаимосвязи с положениями Федерального закона «О полиции», Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудников органов внутренних дел РФ...», Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующими порядок обеспечения жильем сотрудников органов внутренних дел.

Так, на основании части 1 статьи 44 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. №З-ФЗ "О полиции", обеспечение сотрудника полиции жилым помещением осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета посредством 1) предоставления ему служебного жилого помещения или 2) жилого помещения в собственность 3) либо единовременной социальной выплаты на его приобретение в порядке и на условиях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Действующее законодательство не содержит иных видов обеспечения жильем сотрудников органов внутренних дел, в том числе бывших.

В то же время, в соответствии со ст.6 Федерального закона от 19.07.2011 №247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации по договору социального найма с последующей передачей этих помещений в муниципальную собственность или единовременная социальная выплата предоставляются сотрудникам, уволенным со службы в органах внутренних дел и принятым на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях соответствующим территориальным органом федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел до 1 марта 2005 г.

«Правила предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства РФ от 30.12.2011 №1223, предусматривают предоставление указанной выплаты гражданам Российской Федерации, уволенным со службы в органах внутренних дел с правом на пенсию и принятым в период прохождения службы на учет в качестве имеющих право на получение единовременной выплаты. В части 2 ст. 103 ЖК РФ предусматривается запрет на выселение из служебных жилых помещений некоторых категорий граждан, к каковым ответчики также не относятся, однако основным условием для этого также является состояние на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях (часть 2).

Конституционный суд РФ в своем определении от 09.06.2015 №1230-0 также указал, что предоставление указанной социальной выплаты гражданам Российской Федерации, уволенным со службы в органах внутренних дел с правом на пенсию, не имеющим жилища или нуждающимся в улучшении жилищных условий,  вляется дополнительной мерой их социальной защиты.

Таким образом, из указанных правовых норм следует, что законодательство связывает все виды обеспечения жильем сотрудника органов внутренних дел с нуждаемостью сотрудника (бывшего сотрудника) в улучшении жилищных условий, то есть с постановкой его на жилищный учет в соответствии с жилищным законодательством. Во взаимосвязи с указанными правовыми нормами в п.28 Постановления Правительства РФ №897 от 17.12.2002 года содержится запрет на выселение без предоставления другого жилого помещения сотрудников, отслуживших более 10 лет и состоящих на жилищном учете. К лицам, не состоящим на указанном учете данная мера социальной защиты применена быть не может.

Как установлено судом, ответчик В. с заявлением о постановке на жилищный учет не обращался, на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных по прежнему месту службы в ОМВД по <данные изъяты>  Краснодарского края, а также по последнему месту службы в МВД по РСО-Алания не состоял, в настоящее время не состоит, и право на постановку на такой учет не имеет, поскольку 12.08.2015 года распорядился имевшимся у него жилым помещением на праве собственности по своему усмотрению, (со слов В. подарил своей дочери Н.) принадлежавшее ему домовладение, расположенное по адресу: <данные изъяты>, где он согласно справке Управляющей компании № <данные изъяты> Краснодарского края от <данные изъяты>, проживал вместе с супругой и двумя детьми до переезда в г.Владикавказ, в связи с чем ухудшил свои жилищные условия, и не подлежит постановке на учет в качестве нуждающегося в течение пяти лет.

В силу ст. 93 ЖК РФ служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

Фактическое вселение в квартиру и проживание в ней создало для сторон правовые последствия и явилось основанием для возникновения у ответчика и членов его семьи права пользования спорным жилым помещением в качестве служебного жилья. Однако, спорная квартира не предоставлялась ответчику по договору социального найма, а была предоставлена В. в связи с прохождением им службы в МВД по РСО-Алания и на период прохождения службы, а не как лицу, нуждающемуся в улучшении жилищных условий.

В соответствии с ч. 3 ст. 104 ЖК РФ договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности.

Согласно ч. 3 ст. 101 ЖК РФ договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения.

В соответствии с частью 1 статьи 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договора найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 и частью 2 статьи 103 ЖК РФ.

В этой связи по делам о выселении граждан из специализированных жилых помещений (статья 103 ЖК РФ) судам необходимо иметь в виду, что не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений граждане, перечисленные в пунктах 1 - 4 части 2 статьи 103 ЖК РФ, при условии, что они не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

В соответствии с п.8 постановления Правительства РФ №897 от 17.12.2002 года срок найма служебного жилого помещения устанавливается балансодержателем и не может превышать период службы (военной службы) сотрудника (военнослужащего). В соответствии с п.24 постановления наниматель обязан освободить и сдать в 3-месячный срок служебное жилое помещение при увольнении со службы (с военной службы), по истечении срока действия договора найма и в иных случаях, определенных законодательством Российской Федерации. Досудебный порядок, предусмотренный ст.452 ГК РФ при расторжении договора истцом соблюден, ответчики заблаговременно были уведомлены о необходимости освобождения жилого помещения.

 В соответствии со ст. 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам.

При принятии решения суд руководствуется также тем, что действующее законодательство не содержит каких-либо положений, позволяющих в случае предоставления жилого помещения, отнесенного к жилищному фонду социального использования в качестве служебного помещения, и признания за уволенным сотрудником, проживающим в таком жилом помещении на основании договора найма служебного жилого помещения, права пользования им после прекращения трудовых отношений. Доводы ответчика В. о том, что он не знал о не отнесении занимаемого им жилого помещения к служебному фонду, суд оценивает критически, поскольку на протяжении 10 лет ответчик занимал должности <данные изъяты> и длительное время являлся членом ЦЖБК МВД по РСО-Алания и не мог не обладать указанной информацией.

Согласно статье 35 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им).

Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Таким образом, исковые требования истца и третьего лица с самостоятельными требованиями подлежат удовлетворению в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

                                           

                                        р е ш и л:

 

Исковые требования МВД по РСО-Алания к В., Е., С., К. о признании договора найма служебного жилого помещения  недействительным, выселении без предоставления другого жилого помещения, с участием третьего лица - МВД Российской Федерации с самостоятельными требованиями относительно предмета спора о признании протокола заседания ЖБК МВД по РСО-Алания и договора найма жилого помещения недействительными, выселении без предоставления другого жилого помещения со снятием с регистрационного учета, удовлетворить.

Признать недействительным и отменить протокольное решение ЦЖБК МВД по РСО-Алания <данные изъяты>, утвержденное министром внутренних дел РСО-Алания 15.09.2007 года в части предоставления В. в качестве служебного жилого помещения квартиры <данные изъяты>.

Признать недействительным со дня его заключения договор найма  лужебного жилого помещения <данные изъяты>, заключенный между министерством внутренних дел РСО-Алания и В. о предоставлении в качестве служебного жилого помещения квартиры <данные изъяты>.

Выселить В., Е., С., К. из жилого помещения, расположенного по адресу: <данные изъяты>.

Настоящее решение является основанием для снятия с регистрационного учета В., Е. по адресу: <данные изъяты>.

 


Председательствующий                                                                Дзуцева Ф.Б.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России