Северная Осетия - Алания
Телефоны Приёмной/Дежурной части
Загруженность подразделения, оказывающего государственные услуги
Минимальная
Средняя
Высокая
Год:
2019
Месяц:
Март

К 300-летию российской полиции. Листая старые подшивки…

«Территория-02» февраль, 2009

Секрет успешной работы

20 января 1886 года по высочайшему повелению Александра III было предписано сформировать в течение года 576 конвойных команд, освободив местные войска от обязанности сопровождать арестантов. Для выполнения Указа Его Императорским Величеством было решено: «... ассигновать по смете Министерства внутренних дел единовременно 182 373 рубля 41 копейку, а на содержание означенных команд с лазаретами отпускать по той же смете ежегодно, начиная с 1 января 1886 года, 1 571 238 рублей 10 копеек». Сформированные команды составили конвойную стражу России. Конвоиры должны были сопровождать не только арестантов, пересылаемых этапным порядком по Европейской части России в Сибирь, но и содействовать тюремному начальству при проведении обысков и ликвидации беспорядков в местах заключения, осуществлять наружную охрану тюрем. В награду за исправную службу отпускалось «... ежегодно всем чинам... кроме фельдшеров и сторожей, – годовой оклад получаемого ими жалованья».
Первый Устав конвойной службы был утвержден 10 июня 1907 года. Он состоял из 13 глав, включавших 484 статьи.
Спустя 70 лет конвойная служба претерпела некоторые изменения, как в составе, так и исполнении функциональных обязанностей. Сегодня она состоит из отдела организации деятельности спец учреждений милиции и конвоирования МВД по РСО-Алания, изолятора временного содержания (ИВС) МВД по РСО-А и восьми районных ИВС, отдельного батальона конвойной службы милиции (ОБКСМ) при МВД по РСО-А, первого медицинского вытрезвителя, специального приемника лиц, арестованных в административном порядке. Усилия сотрудников отдела сосредоточены на недопущении чрезвычайных происшествий и побегов из-под стражи, обеспечении надлежащей охраны и конвоирования содержащихся под стражей лиц и так далее.
О деятельности этих подразделений мы писали не раз. Ну а сегодня речь пойдет о человеке, который прослужил в этой сфере не один год.
Капитан милиции в отставке, а точнее на заслуженном отдыхе, Мурат Таймуразович Меликов девять лет отдал работе в изоляторе временного содержания Правобережного РОВД в качестве начальника подразделения. Молодой, перспективный и коммуникабельный Мурат подавал большие надежды. Вот, что он сегодня вспоминает о своей работе:
– У каждого времени есть свои как положительные стороны, так и отрицательные. Например, в 1997 году, когда меня утвердили на должность начальника ИВС, самой первой и главной моей задачей, конечно, после выполнения прямых функциональных обязанностей, стало сплочение коллектива. Человеку легче решать рабочие вопросы, когда он может полностью положиться на своего коллегу, надеется на помощь в любую минуту, тем более в правоохранительных органах. Думаю, что с этой задачей я справился: атмосфера в коллективе была уважительной. Наверное, поэтому особых чрезвычайных происшествий в изоляторе не случалось.
– А что в Вашей работе было самым неприятным?
– К счастью, побегов из режимного объекта за время моего начальствования в ИВС Правобережного РОВД допущено не было, но имел место факт суицида. Подозреваемый в убийстве и изнасиловании гражданин разорвал на себе майку, сделал петлю и повесился на решетке.
– Мог ли личный состав изолятора предотвратить это самоубийство?
– Проведенная проверка показала, что милиционеры ИВС несли службу без нарушений. Как человека не охраняй, он все же может сделать то, что задумал, тем более, в камеру с ним милиционера не поставишь. Кстати, до суицида он вел себя довольно спокойно и адекватно, поэтому мы даже и не подозревали о его замыслах. «Самое главное, – как говорил один из уважаемых мной старших офицеров, не будем указывать его фамилию, – что заключенный не покинул объекта». С основной задачей личный состав справился.
– А каковы были условия несения службы и условия содержания задержанных в ИВС?
– Особо хорошими условиями хвастаться не приходилось. На стенах обычная побелка – вот и все условия. Все создавалось самими милиционерами. Шкафы и стеллажи были завезены самостоятельно. Конечно, определенная помощь оказывалась и руководством МВД республики. Уже потом, в 2005-2006 годах в ИВС Правобережного РОВД был проведен капитальный ремонт: для личного состава подразделения и содержащихся на объекте лиц создали хорошие условия. А вопрос об оборудовании изолятора системой видеонаблюдения решался в то время, когда я уже принял решение об уходе.
– Что Вы имели в виду, когда сказали, что у каждого времени есть свои плюсы и минусы?
– В наше время образ «советского милиционера» являлся эталоном преданности и верности долгу. Сегодня же молодое поколение по-иному смотрит на вещи, отсюда и неверие в «дядю Степу». Однако меры, принятые руководством республиканского МВД по возвращению доверия населения и повышению рейтинга милиции, непременно дадут свои результаты.
– Как ведут себя при встрече те люди, которые при Вас содержались в ИВС Правобережного РОВД?
– Служба в изоляторе строилась в соответствии с Законом и другими нормативными документами, регламентирующими деятельность режимных подразделений. Поэтому, вольностей со стороны милиционеров никогда не допускалось. Наверно, поэтому меня до сих пор узнают, и даже уважают. Зла практически никто не держит. Уходить тоже нужно уметь, и надо это сделать так, чтобы завтра о тебе вспоминали добрым словом.
За годы несения службы за отличное выполнение служебных обязанностей Мурат Таймуразович не раз был поощрен как руководством Министерства внутренних дел, так и республики. Почетные грамоты Благодарности от высших чинов Северной Осетии до сих пор являются гордостью семейного архива Меликовых.

Виталий ТАБУЕВ

   
Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России