Год:
2019
Месяц:
Июль

К 300-летию полиции. Листая старые подшивки.

Порой кажется, что о войне большего, чем уже сказано – не скажешь. История донесла до нас мельчайшие подробности военного времени, по повествованиям и воспоминаниям участников тех со­бытий восстановлен ход многих боев, но это – история целой страны, нации. Когда же слушаешь рассказ ветерана, прошед­шего и пережившего всю войну, то в пер­вую очередь видится не сама война, а жизнь человека – раненая, искорежен­ная. Встретившись с ветераном Великой Отечественной войны Василием Филип­повичем Михайлевым, мне довелось ус­лышать повествование, которое не хотелось прерывать.

«Я родился 3 апреля 1923 года в де­ревне Сухой Курской области в семье кре­стьянина. Здесь же окончил три класса. В 1933 году начался страшный голод, и в нашей деревне погибло много людей. Не обошел он и мою семью – у меня умерли от голода мать и две сестры. Отец в это время уехал на заработки. До сих пор не понимаю, как я выжил. Полгода питался тем, что можно было найти в лесу: ягоды, травы, грибы. Через некоторое время вернулся отец и забрал меня. Мы пере­ехали в Харьков, где пожили всего год, затем оказались в Азербайджане в го­роде Хачмас. Отец работал плотником, а я учился. По окончании семи классов, пе­реехал в Баку, поступил в Нефтяной тех­никум и проучившись полтора года, вдруг узнал что учеба с этого дня становится платной 200 рублей в год. Я написал отцу письмо, но он мне отказал – денег у него не было. Пришлось вернуться в село. Потом отправился работать на нефтяные промыслы, где и ремонтировал тракто­ры, там же окончил курсы автомехани­ков. Проработал год, и пришла весть о начале Великой Отечественной войны. Я снова вернулся домой. Мне тогда было 18 лет – призывной возраст, но меня дваж­ды отправляли домой, мол, не до тебя сейчас, подожди. На третий раз меня все же забрали. Отправили в Баку, а оттуда на товарном поезде в Сталинград.

Мы не ели несколько дней, ведь по­езд шел без остановок, наконец, на од­ной из станций он остановился. Нам позво­лили зайти в столовую поесть. В это вре­мя наш состав разбомбили немцы. «Очень удачно поели», – шутили потом ребята. Это было в апреле 1942 года. Потом несколько дней занимались ре­монтными работами, восстановили и по­врежденные железнодорожные пути и ва­гоны. До места назначения мы ехали це­лый месяц. Оттуда шли сформированные эшелоны на фронт, а наш состав отстав­ляли в сторону для того, чтобы пропустить их. Приехали в 76 погранотряд, где нас три месяца готовили к несению во­енной службы по охране государствен­ной границы, а затем отправили на зас­таву. Числилось там 48 человек, а на са­мом деле было только 25 – остальных отправили на линию фронта. Приходилось очень тяжело потому, что именно в это время японцы, почувствовав нашу уязви­мость, запланировали отхватить себе ку­сок нашей земли. Открыто нападать они не решались, но постоянно подходили к самой границе, как могли, провоцирова­ли нас. Нам же огонь открывать не раз­решали потому, как это могло стать пово­дом для развязывания войны. Таков при­каз, но если они все же пересекли грани­цу, нам разрешалось стрелять на поражение. Через полтора года службы на заставе меня перевели в комен­датуру, из которой руководили семью заставами. Я проработал писарем в штабе, потом стал сек­ретарем комсомольской органи­зации, позже – членом партии. Там я служил до окончания Великой Отечественной войны. В1945 году войска, которые разгромили фа­шистов, отправили на Дальний восток для того, чтобы противо­стоять Японии. Меня же вернули на заставу, где я прежде служил. Однажды мы получили приказ: пе­реправиться на другую сторону Амура и захватить японскую зас­таву. Глубокой ночью проникли туда и выполнили задание без единого выстрела, захватив в плен всех военнослужащих.

По окончании войны с Японией меня направили в 76 погранотряд, где я окон­чил курсы водителей. Позже меня пере­вели в Москву в 38 дивизию в специаль­ный 432 Кремлевский полк. Мы участво­вали в парадах и торжествах. Позже, за­меститель командира полка, узнав, что я окончил водительские курсы, сделал меня своим водителем. Так я прослужил до 1948 года, затем был демобилизо­ван. Вернулся в Азербайджан. Отец тя­жело жил, работы не было и мы с ним переехали в Орджоникидзе. Он устроился работать на Вагоноремонтный завод, а я в Управление железными дорогами. Когда правление закрылось, второй сек­ретарь Обкома Василий Черный вызвал меня к себе и сказал, что с этого дня я работаю у него водителем. Позже я перевелся в ГАИ, где служил в отделе по учету транспорта и занимался приемом экзаменов у водителей.

Через несколь­ко лет меня назначили начальником ГАИ Промышленного района. В этой должно­сти я прослужил семь лет, затем занял пост заместителя начальника отдела ми­лиции Ленинского района. Спустя три года я вновь вернулся в ГАИ, и прослужил до 1980 пода. Тогда у меня в семье произошли серьезные неприятности. Мой сын попал в аварию и, лишившись ноги, стал инва­лидом. Позже тяжело заболела и слегла жена. Я написал рапорт и ушел на пен­сию. Но работать все же было нужно, и я вернулся в ГАИ организовывать работу ДНД, а в 2001 году меня пригласили в Со­вет ветеранов – Председателем комите­та участников Великой Отечественной вой­ны».

 

Гаяна ГАРИЕВА

   
Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России